05:49 

25.12.13

смоковница_
На улице мокро и отвратительно тепло. Чёрные голые ветви деревьев, словно вены вспарывают белёсое рыхлое декабрьское небо. Занятия в универе кончились. Все последние дни я старалась сближаться в одногруппниками; отчасти из интереса,отчасти чтобы испытать себя. Какого это погрузиться в мир нормальных людей? Я даже взяла доклад и выступила с ним перед публикой. Это было ужасно. Я прочитала его механически, закрываясь бумажными листами, словно хрупким щитом.
Всё же я слишком отличаюсь от них и они сами это чувствуют. Разглядывают меня с интересом и снисхождением, как забавное и причудливое насекомое из-за стекла. Они даже устроили небольшой спор по поводу меня. Они спорили, а мне хотелось провалиться сквозь землю и я даже не смогла отпустить по этому поводу какую-нибудь глупую шутку, на месте которой образовался огромный зазор, как котлован посреди зелёных, живых зарослей. Таких котлованов из-за моих неадекватных или отсутствующих реакций образовалось целое множество, и они разъединили меня с ними: живыми, здоровыми, счастливыми. Эти рытвины и язвы всегда рано или поздно появляются, когда я пытаюсь общаться с людьми. Я не успеваю на них реагировать, пока они, как бабочки, легко порхают и перескакивают с цветка на цветок, с темы на тему, щедро распыляя свою душистую, а порой и ядовитую пыльцу. Я чувствовала себя ужасно нелепой, неправильной, искажённой, словно деформированная часть красочной весёлой мозаики. К концу занятий у меня обычно сводило скулы от напряжённых, вымученных улыбок, которые нужно демонстрировать с определённой частотой, чтобы тебя не вытолкали с этого праздника жизни. Но, должна признаться, я искренне завидую их умению жить и смеяться. И вообще они приятные, неглупые люди. Я даже почувствовала что-то вроде сожаления, когда оказалась в тёмном полузакрытом здании университета, который решил вздремнуть в своём предпраздничном и тем не менее тоскливом молчании. Я вспомнила, как мама часто оставляла меня в садике допоздна, после того, как все уже ушли. За окном было темно, а по радио играл саксофон. В этом было какое-то особенное, грустное очарование. Но вчера меня сковала тоска, ведь когда всё снова начнётся, я не выдержу напора веселья и снова в нём потону, опускаясь на самые глубины тихого, тяжёлого отчаяния и одиночества.

 


URL
   

Kali Yuga Bizzare

главная